Как в Украине осваивают хай-тек протезы

0
140

Рука Терминатора. Это одна из первых ассоциаций, что приходят на ум, когда видишь сделан в Британии протез человеческой кисти Bebionic, который лежит на заваленном кипами бумаг и книг на столе киевского инженера-протезиста Александра Стеценко.

Господин Стеценко возглавляет «Ортотех-Сервис» – одну из нескольких украинских протезных мастерских, которые только начинают осваивать высокотехнологичные заменители рук и ног. Комплектующие к этим устройствам «с расширенной функциональностью», как они называются в документах, покупают за границей, но устанавливают и обслуживают их в Украине.

Из более 80 протезных предприятий, которые работают по всей стране, подобными хай-тек протезами занимаются не больше пяти, убежден Александр Стеценко. Точного их количества не смогли назвать даже в Госслужбе по делам ветеранов и участников АТО. Там рассказали, что именно составляют список таких мастерских.

14 жестов

Міоелектричний, биоэлектрический и бионический протез верхней конечности – это одно и то же, объясняет директор «Ортотех-Сервис». Суть технологии в том, что протез имеет датчики, которые считывают слабые электрические сигналы с мышц на культе пациента, и превращают их в сложные движения механических пальцев, которые повторяют типичные человеческие жесты. Такие движения называются восторгом. Сам этот принцип не новый – ему уже более полувека. Но бионические протезы, которые изготавливались до недавнего времени, были относительно примитивны.

Видимо, следуя законам драматургии, господин Стеценко не спешит демонстрировать мне возможности новой британской техники, а начинает с простого протеза, в котором действуют только три из пяти пальцев. Такая рука умеет выполнять только один восторг. Ею можно без проблем взять чашку с чаем, но не авторучку или лист бумаги. Инженер нажимает кнопку, и три пальцы смыкаются воедино, напоминая механизм, которым дети пытаются достать мягкую игрушку из прозрачной урны в зале с игровыми автоматами. Кстати, сделать это не так легко.

«Поэтому производители пошли дальше и разработали новую кисть, которая имеет большее количество захватов», — восторженно рассказывает инженер, доставая из коробки черную металлически-карбоновую кисть, которая стоит как два новых «Ланосы» – около 18 тыс. долларов.

Такая рука умеет делать 14 захватов. Александр Стеценко поочередно демонстрирует их все.

«Этот захват называется key grip (захват для ключа), когда человек берет ключ. – Он нажимает кнопку, и большой палец механической руки прижимается к согнутого указательного. — Им можно также взять пластиковую карту или бумагу. Человек может сам переключить на другой восторг – и закрывания пальцев идет совсем по-другому».

Есть отдельные захваты для того, чтобы взять со стола стакан, для работы с компьютерной мышкой, нажатия клавиш на клавиатуре, для пожатья ладони и даже жест, который напоминает спуск крючка на оружии.

«Но производитель не рекомендует использовать этот восторг именно для этого», — комментирует инженер.

Отдельный восторг – power grip – напоминает обычный кулак. С его помощью владелец протеза может поднять сумку до 45 кг, отжиматься от пола или защитить себя при необходимости.

Кисть можно носить с косметической оболочкой цвета человеческой кожи или без нее – в зависимости от желания владельца.

В настоящее время признанными лидерами в производстве таких роботизированных рук являются британские компании Steeper, которая как раз производит кисть Bibionic, и TouchBionic. Но украинские протезисты ищут деловые связи не только в Британии, но и в Германии, Тайване и в других странах.

Кисть, которая, по сути, является небольшим компьютером с микропроцессором, собственным программным обеспечением и батареей, прикреплена к приемной гильзы, которую другим концом присоединяют к культи. Все это – изготовление приемной гильзы под каждого пациента, его обучение, настройки протеза и техническое обслуживание – делают в Украине.

Гантели, шнуровки и бутерброды

Алексей Моха, который отвечает за средства реабилитации в Госслужбе по делам ветеранов, рассказал ВВС Украина, что до сих пор государство отправляло за границу тех воинов АТО, кому делали хай-тек протезирование. По данным службы, из 160 ветеранов конфликта на Востоке, которым установление искусственных конечностей оплатила государство и спонсоры, одиннадцать прошли протезирование за рубежом – в Германии и Италии.

В службе уверяют, что государство оплачивает протезы всем ветеранам, которые в этом нуждаются, и что в этом году финансирование может даже возрасти. «Но протезирование качественными высокотехнологичными протезами в Украине еще впереди. Надеюсь, это произойдет в этом году», — сказал господин Моха.

Однако в «Ортотех-Сервисе» удивились, услышав такие слова чиновника.

«Я думаю, что это неправдивая информация», — дипломатично говорит господин Стеценко. Он рассказывает, что только его предприятие уже поставило хай-тек протезы четырем мужчинам, которые потеряли в боях конечности. Финансирование на себя действительно взяло государство, говорит он. Оплату за последний протезирование предприятие ждет со дня на день.

Один из этих четырех мужчин сейчас живет в Киеве. Это 42-летний боец батальона «Айдар» Слава Буйновський, который в сентябре 2014-го года потерял правые руку и ногу от взрыва гранаты возле города Счастье Луганской области. Протезы обеих конечностей, составленные из импортных комплектующих, ему установили в Киеве.

Слава, с которым мы встретились в кабинете протезиста, охотно показывает возможности своей одетой в косметическую варежку бионической руки. Его жена Аня, которая стоит рядом, с гордостью перечисляет, что умеет делать ее мужчина: водит машину, поднимает гантели, помогает носить сумки, когда они возвращаются от его мамы, починил бачок от унитаза и шкафчик, разобрал старую кровать, потому что купили новое. А еще сам одевается, завязывает шнурки на обуви, стрижет ногти, помогает ей на кухне, меняет лампочки, пользуется компьютером и пишет авторучкой.

«Ага, почерк, как у хорошего врача – разобрать можно, но трудно», — смеясь, перебивает Слава. Рассказывает, что после потери правой руки ему пришлось переучиваться все делать левой, но новый бионический протез значительно облегчает жизнь. К примеру, он, бывший автомобильный мастер, как и ранее может сам поменять в своей машине колеса. И если когда его натренированные руки делали это за 10-15 минут, то теперь нужно час.

Захват для оружия, о котором упоминал протезист, Вячеслав тоже использовал. Пробовал нажимать механическими пальцами спусковой крючок на разряженном пистолете Стечкина. «Она (искусственная рука. – Ред.) слабенькая, курок не дожимает, нужно мягкий спуск делать», — немного разочарованно говорит бывший военный.

«А еще он мне на Новый год все бутерброды резал, — весело продолжает Аня. — У меня времени не было, я же девочка, надо накраситься. Я прихожу на кухню – а все готово». Она с гордостью показывает в телефоне фотографию нарядной новогодней елки, которую Вячеслав тоже украшал сам.

«Руки у нас не хуже»

Вячеславу предлагали ехать на протезирование за рубеж, в частности в Канаду. Но он отказался: «Для чего? Получается то же самое. Так, за рубежом куксоприймач обшиваем карбоном, и все такое. Но это все понты, а технология одна и та же. Подгоняют одинаково что там, что здесь. Смысла туда ехать нет».

Александр Стеценко с «Ортотех-Сервис» приводит другой аргумент в пользу протезирования в Украине: это в несколько раз дешевле.

По его словам, похожий протез предплечья в Испании стоит около 45 тыс. евро, в Германии – до 60 тыс.

Услышав о скепсис, которым иногда сопровождаются разговоры о качестве отечественного протезирования, господин Стеценко показывает рукой на фотографию улыбающегося мужчины на стене своего кабинета. Это немецкий протезист Фердинанд Ґоттінґер, которого Александр Стеценко называет своим учителем. Украинский мастер рассказывает, что школа протезирование в Германии – одна из передовых в мире, хотя технологии поступают преимущественно из США.

«Представьте себе, мой учитель говорит, что их пациенты думают, будто в Америке лучшие протезы, чем в Германии. Здесь срабатывает поговорка «хорошо там, где нас нет», — улыбается господин Стеценко.

Он рассказывает историю о том, как протезированы в Украине военные поехали на реабилитацию в Австрию: «Австрийские специалисты сначала были не уверены, что такие протезы делают в Украине. Они были удивлены, что мы можем делать на таком уровне».

Украинский протезист признает, что он и его коллеги только начинают осваивать высокотехнологичные изделия. К примеру, пока что не берутся за протезы руки, если полностью потеряно предплечья. Отдельный вопрос – протезирование нижних конечностей, где работают другие, не менее сложные технологии, напичканы микропроцессорами, датчиками и новыми материалами. Чтобы освоить все это, украинским протезистам нужно много работать, учиться, ездить в командировки за границу и привозить иностранных мастеров с Украины, говорит господин Стеценко.

«По сравнению с Европой, у нас пока действительно меньше возможностей. Но руки у нас не хуже, а в некоторых случаях, возможно, и лучше», — двусмысленно говорит он.

Источник: BBC.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите текст комментария
Введите свое имя

семь − четыре =

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.